19:51 

Сегодня мне захотелось, чтобы меня кто-нибудь обнял. Но ведь о таком не попросишь. Да и некого, увы, просить... А мне правда очень хочется, чтобы кто-нибудь просто прижал меня к себе, крепко-крепко. Чтобы почувствовать, что люди вокруг — не серые тени. Чтобы почувствовать, что я кому-нибудь хотя бы иногда нужна.
Но стискиваешь зубы, дежурная улыбка, легкая ирония и... не позволить смотреть в душу. Здравствуйте, господа, как дела?
Черт! Да о моих искренних чувствах никто не слышал так много времени, что у меня иногда возникают вопросы: а они серьезно думают, что я такая, какую они привыкли видеть?! А кто-нибудь хотя бы отдаленно представляет, какая я на самом деле, что я чувствую, что я думаю?
Они все общаются с выдуманным образом, который настолько далек от истины, что они не найдут сходства днем с огнем. И все считают, что превосходно меня знают!..
Злость, обида, одиночество. Простите, захотелось высказаться.



Минутка поэзии:

<...>
Вот как обстояло дело со Степным волком, и можно представить себе, что жизнь у Гарри была не очень-то приятная и счастливая. Но это не значит, что он был несчастлив в какой-то особенной мере (хотя ему самому так казалось, ведь каждый человек считает страдания, выпавшие на его долю, величайшими). Так не следует говорить ни об одном человеке. И тот, в ком нет волка, не обязательно счастлив поэтому. Да и у самой несчастливой жизни есть свои светлые часы и свои цветики счастья среди песка и камней. Так было и со Степным волком. Большей частью он бывал очень несчастлив, этого нельзя отрицать, и делал несчастными других — когда он любил их, а они его. Ведь все, кому случалось его полюбить, видели лишь одну его сторону. Многие любили его как тонкого, умного и самобытного человека и потом, когда вдруг обнаруживали в нем волка, ужасались и разочаровывались. А не обнаружить они не могли, ибо Гарри, как всякий, хотел, чтобы его любили всего целиком, и потому не мог скрыть, спрятать за ложью волка именно от тех, чьей любовью он дорожил. Но были и такие, которые любили в нем именно волка, именно свободу, дикость, опасную неукротимость, и их он опять-таки страшно разочаровывал и огорчал, когда вдруг оказывалось, что этот дикий, злой волк — еще и человек, еще и тоскует по доброте и нежности, еще и хочет слушать Моцарта, читать стихи и иметь человеческие идеалы.
<...>
Герман Гессе. Степной волк

URL
   

Мой мир или Dz: sch.

главная