Мне очень больно в душе. Тяжело и больно.
Когда я была маленькой, я верила, что все в этом мире (все-все-все) только для меня, и чего бы мне ни захотелось — оно тут же свершится. Все будет так, как я хочу. Все будет так...
Только вот ничего такого не происходит. Нет, определенно некоторые мои желания вполне сбываются — и за это я благодарна. Богу, судьбе, Вселенной — я не знаю, кому, но благодарна. Это, без шуток, ценные дары.
Но сколько их — тех, что никогда не сбудутся. О, это страшное слово "никогда"! Не сбудутся, потому что поздно. Не сбудутся, потому что я не достойна. Не сбудутся, потому что... наверное так, в этом мире не осталось волшебства. Не сбудутся, потому что я не смогу, не получится, не выйдет, у меня нет соответствующих талантов или возможностей. Или времени. Или денег. Или красоты. Или...

Когда-то давно, когда я была младше и романтичнее, мне мечталось, что мой будущий жених попросит моей руки у моего отца — ах, как это трогательно, мило, но тем не менее уважительно. Что ж... Теперь, если найдется идиот, который захочет взять меня в жены, он вполне может сходить на кладбище...
Если вы хотите узнать об упущенных возможностях, вам следует спросить меня...



Минутка поэзии:

<...>
Я уже верила так. Без оглядки. Верила в нерушимость папиного шкафа в большой комнате, верила в то, что когда-нибудь я буду танцевать на стуле, и что звезды никогда не погаснут. А это оказалось неправдой. Я больше не хочу так верить. Я устала быть слепой. Мне лучше остаться с открытыми глазами в темноте, чем идти к свету с повязкой на лице.
<...>
Анна Яблонская. Бермудский квадрат